Беглец

Страницы

сделаешь – решают эксперты. – Мечислав покачал головой.

-Да, - к ним подошёл адвокат, который представлял интересы Серго. – Да и все основания у них были. У моих коллег не было никаких шансов…

-Что же они там делали?

-Дело в том, что участие адвокатов по таким делам – обязательно, без этого любое решение было бы незаконным, - объяснил он. – Ну, ладно, на сегодня всё… - Он распрощался и пошёл к припаркованной напротив входа в суд машине.

-И всё-таки они не выглядели… ненормальными. Всё делали так, как будто очень хорошо знали, чего хотят, - сказала Кассандра.

-Дело в том, что для признания человека невменяемым нужно две вещи, как говорят юристы, два критерия. Первая, - это диагноз; он у каждого из них есть уже много лет. А вторая – невозможность осознавать значение своих действий или руководить ими, - объяснил Мечислав. – Второе бывает, например, при клептомании: человек знает, что поступает неправильно, но ничего не может с собой поделать… А у наших знакомых – первый вариант. Коршун, или как его там на самом деле, считал – такой у него бред – и убедил других, что то, что они делают, - правильно. Насколько я понял, он мстил за то, что с ним самим делали в больнице, а больше всего – за то, что его, представителя «золотой молодёжи», поместили в условия не просто плохие, а равные со всеми остальными… И он делал то же самое с другими людьми. Все его жертвы – это благополучные, сравнительно состоятельные люди… Впрочем, теперь это уже неважно.

-Неважно?

-Он теперь опять в психбольнице и едва ли выйдет оттуда. Это – повод…

-Для чего?

-Чтобы отпраздновать. Ты не против?

-Нет, конечно. Куда пойдём?

Он назвал ресторан, один из самых лучших и дорогих, который, хотя и назывался «Харлей-Клуб», был местом, где можно было встретить не столько байкеров, сколько солидных бизнесменов и даже политиков. Машину он предусмотрительно оставил на платной стоянке, потому что сегодня, скорее всего, за руль сесть всё равно не сможет…

Не зря же, подумал он, песня Высоцкого «Белое безмолвие», из которой он взял эпиграф к «Волчьей душе», заканчивается так:

 

Кто не верил в дурные пророчества,

В снег не лёг ни на миг отдохнуть,

Тем наградою за одиночество

Может встретиться кто-нибудь.

 

 

 

8 декабря 2000 – 1 января 2001г.

Страницы

Купите недорого электронную версию этой книги и читайте ее с большим удобством: